1. Колода карт


    Дата: 11.10.2018, Категории: Экзекуция, Автор: Сергей А., источник: Стульчик.Net

    к сыну, который всхлипывал, подавленный огромностью предстоящего наказания: - Кто принес эту гадость? И снова высоко занесла руку со скакалкой. Во мне, перебивая страх перед наказанием, зрело чувство вины перед Ленькой, потому что инициатором "просмотра" был я. Сейчас Ленька начнет "колоться" (а в его мужестве я сильно сомневался) и тоже станет предателем. Из моих глаз брызнули слезы и, размазывая их кулаком, я мужественно, как мне показалось крикнул: - Это я, я во всем виноват! Я принес карты! Ленька ни при чем! Тетя Тома опустила скакалку и заинтересованно на меня поглядела: - Ну и что? Ты же чистеньким из воды выйдешь. Легко быть смелым когда ничего не грозит. Ты так считаешь? Да или нет? Она бросила скакалку на кровать и села. - Я не могу оставить тебя безнаказанным. Если я это сделаю, то не смогу глядеть в глаза сына, не смогу его воспитывать. Не смогу обвинить, если он совершит подлость. Выбирай: или я пойду к твоим родителям, все им расскажу и мне будет все равно что они с тобой сделают, но Евгений получит все наказание за двоих или ты сейчас согласишься, чтобы я выпорола и тебя, тогда родители ничего не узнают, но наказание вы поделите. Решай. Я подожду на кухне. Она легко поднялась и, взмахнув подолом расклешенной мини-юбки (по тогдашней моде), стремительно вышла. Ленька, подняв зареванное лицо, с такой надеждой и мольбой глядел на меня, что я не выдержал и кинулся за ней вслед. Она, повернувшись к окну, курила в кухонную форточку. - Тетя Тамара, я согласен. ...
     Ленькина мама поглядела на меня: - А из тебя выйдет толк в жизни, Сережа. В спальне она велела Леньке встать с лавки, а мне приказала раздеваться. Невыразимо стыдно было мне раздеваться при чужой, да еще молодой и красивой (напомню, ей тогда было меньше тридцати) женщиной. Я скинул свитер, рубашку и майку, немного помявшись, штаны и нерешительно взялся за резинку трусов. - Давай, давай!Я спустил трусы до колен и они мягким комком свалились на пол. Подойдя к скамейке, я лег на нее животом и (как Ленька до того) до ломоты в. пальцах стиснул ее край. Над головой свистнуло и попу пронзило резкой болью. Куда там розге, а тем более ремню! Резиновая скакалка при ударе сначала растягивалась, захватывая кожу, а потом сжималась, причиняя дополнительную боль. Я захватил зубами тыльную сторону ладони, чтобы не кричать, пока скакалка раз за разом высекала на моей многострадальной попе педагогические скрижали. Вдруг, вместо очередного, одиннадцатого, удара я услышал: - Ну ладно, хватит с тебя. Испугавшись, что Ленька получит остаток я отчаянно замотал головой, разбрызгивая слезы и сопли. - Ладно, не бойся. Леня столько же получит. Поднявшись на ноги я, схватившись за пылающий зад, смотрел как Ленька корчится под причитающимися ему ударами (девять за карты и пять за крик). Отхлестав сына, тетя Тома велела нам обоим лечь животом вниз на постель, густо смазала вазелином наши горящие ягодицы и, приказав лежать не двигаясь, вышла. Боль постепенно уходила, оставляя лишь жжение и приятные мысли о том, ...