1. Байки о любви. История десятая и последняя


    Дата: 02.11.2018, Категории: Традиционно, Случай, Романтика, Фантазии, Странности, Эротическая сказка, Автор: Человекус, источник: SexyTales.org

    ИСТОРИЯ ДЕСЯТАЯ. Рассказывает Михаил: — С Настей я познакомился в ***ске, куда приехал на работу. Она была моей соседкой: жила через дом от меня. Я обратил на нее внимание еще до первого нашего разговора: она сильно выделялась на «общеженском» фоне своим обликом — задумчивым, хрупким, трогательно-беззащитным...«Женский телеграф» очень скоро осведомил меня о причинах ее задумчивости: у Насти был неверный муж, которого она обожала до безумия. Он открыто изменял ей, не имея никакой совести, а она была «придурковатой», по мнению одних, «блаженной» по мнению других, настроенных не так критично, и «святой» по мнению третьих, каковые составляли незначительное меньшинство. Такой репутацией Настя была обязана тем, что никто, включая мужа, никогда не слышал от нее дурного слова; всем она рвалась помогать, не думая о себе, — и большинство этим охотно пользовалось, а меньшинство преклонялось перед ней, проливая крокодиловы слезы над ее несчастной судьбой.Настя была очень богата. В этом, собственно, и заключалась гнусная интрига этой истории: муж не желал разводиться с ней, ибо при его похождениях Настин папа оставил бы его голым. Впрочем, поговаривали даже, что они с папой спелись... Настя же и слышать не хотела о разводе, и всеми силами стремилась «сохранить семью», которой, по мнению большинства, у нее никогда и не было. Детей у них тоже не было, и женский телеграф нашептывал, что они с Гришей никогда и не занимались сексом.В этой печальной истории мне было непонятно только одно: ...
    Настя была очень красива. Чего этому блудливому кобелю еще надо? Настя была высокой, крупной, но при этом казалась хрупкой и тоненькой, — то ли из-за точеных пропорций фигуры и лица, то ли из-за своего облика — нежного, тонкого, немного болезненного, но очень приветливого и улыбчивого. Насте было 33 года, но выглядела она, как девочка — с едва заметной, может быть, печатью времени на лице, — морщин у нее не было, но кожа чуть-чуть иссушилась... впрочем, стоило только заняться этим, и лечебная косметика убрала бы всю сухость, превратив Настю в 18-летнюю девочку в расцвете красоты и юности. Но Настя не занималась собой... Нет, она не была неряхой — красиво одевалась, тонко и со вкусом красилась, — но культ собственной красоты был чужд для нее.Само удивительное, что было в Насте — это ее улыбка. Она не то что была какой-то гиперсексуальной или чувственной — нет, она просто была очень искренней, теплой, как солнечный день, — и очень детской. Настя улыбалась, как крестьянские дети на старых картинах, и была чем-то на них похожа: большие зеленые глаза, длинные белокурые локоны такого оттенка, будто они выгорели на солнце, — они оставались такими и зимой; пышная грудь, которую Настя прятала под закрытыми фасонами, — но она так соблазнительно распирала ткань... А главное — Настя была такой трогательной, чистой, наивной... казалось, что она прожила последние 15 лет своей жизни в летаргическом сне, так и оставшись нежным ребенком.Я стал думать о ней. Вначале — не более, чем о явлении, ...
«1234...10»